Липецкие форумы
22 Сентября 2019, 15:12:40 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Наша империя добра  (Прочитано 2117 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
drmax
Гость
« : 30 Января 2007, 08:18:49 »

Наша империя добра ("Preco?", Словакия)
Русским загадили мозги, надолго и всерьез
Сергей Хелемендик, 29 января 2007
http://www.inosmi.ru/stories/02/07/18/3106/232509.html


Оправдание русских людей перед самими собой

Почему оно вообще нужно? Потому что, начиная с того момента, когда царь Петр прорубил свое окно в Европу, русских затюкивали и затюкивают домашние либерасты в угоду либерастам чужим. Это было уже во времена Бирона, это продолжается сегодня - русских затюкивают либеральные совки, почему-то еще не уехавшие туда, где так хорошо и свободно. Хотя уехать уже никто не мешает.

Вся перестройка началась как сплошное затюкивание и покаяние, апостолом которого стал вдруг иуда Исаич, которого до сих пор в России некоторые если не воспевают, то хвалят. Интересно, за что можно хвалить птицу, загадившую свое гнездо так сильно, как это с помощью янки удалось Исаичу?

Перестройка началась с того, что цивилизованный, культурный и гуманный Запад вдруг предъявил русским счет - жестокие вы, ГУЛАГ ваш был ужасен, покайтесь, звери кровожадные. И русские вместо того, чтобы выставить Западу встречные счета, вдруг начали каяться.

Это было еще совсем недавно, я все это очень хорошо помню. Произошла манипуляция с сознанием советских людей, некий фокус, в результате которого я сам в числе многих начал думать, что русские действительно как-то особенно, невыносимо жестоки друг к другу, к другим народам, и в этом их вина. Во всех вдруг совесть заговорила, все начали стыдиться - какие репрессии у нас были ужасные, какой сталинизм...

Манипуляцией занимались либеральные совки, готовились годами - и у них получилось все, чего хотели от либеральных совков наши новые друзья янки. Русским загадили не только их гнездо, это было бы не так страшно - взялись всем миром и почистили.

Русским загадили мозги, надолго и всерьез.

Были и другие обвинения эпохи перестройки, которые звучат до сих пор: мол, русские - это рабы, дикари, генетические алкоголики, хамы, недоумки. С этими обвинениями все оказалось проще - дикари или недоумки не заняли бы шестую часть суши, не взорвали бы водородную бомбу, не вышли бы в космос. Это понятно даже очень тупому, понятно всем, кроме горстки оставшихся еще в России либеральных совков, которые по-прежнему костерят русских, но не уезжают. Предпочитают жить с этими дикарями, хамами и недоучками, а не с высококультурными и просвещенными неграми из Нью-Йорка.

По поводу жестокости русским нужно оправдаться перед самими собой - раз и навсегда. Оправдание выглядит просто - к сожалению, обвинения в жестокости должны быть предъявлены не только русским, а всему роду человеческому. Русские не хуже и не лучше, просто люди, и ничто человеческое им не чуждо.

В начале 80-х годов я учил русскому языку группу кхмеров, только что освободившихся от Пол Пота. Это были приятные, улыбчивые, симпатичные люди, которые привезли с собой французский документальный фильм о зверствах полпотовцев. После просмотра этого фильма мне, тогда двадцатитрехлетнему юноше, не удавалось связать то, что я видел на экране, с людьми, которые сидят у меня в аудитории.

На экране было полтора часа бесконечных убийств, за несколько лет красные кхмеры-полпотовцы перебили половину остальных, некрасных кхмеров, раскроив им головы мотыгами - убивать так оказалось дешевле всего. Нейтронная бомба Пол Пота, как писали тогда газеты.

Если бы у кхмеров нашелся свой Исаич, которого пригрели бы янки, он обязательно написал бы толстую книгу о том, что нет в мире народа более жестокого и подлого, чем кхмеры, и получил бы за эту книгу Нобелевскую премию. Но это была бы такая же ложь, как все то, что либеральные совки высыпали русским на головы.

Кхмерам выпала очень злая карта их истории - после вьетнамской войны Америка, СССР, Китай, Вьетнам заварили в Камбодже такую крутую кашу, что на свет появился Пол Пот, и улыбчивые, ласковые кхмеры, известные своей склонностью совокупляться в любое свободное от других занятий время, вдруг взяли в руки мотыги и начали водить друг друга к большим ямам. И на краю этих ям одни кхмеры ставили других на колени и разбивали им головы мотыгами. И так примерно полтора миллиона раз. Жестокие были...

О русской жестокости

Есть такая закономерность - чем больше и значительнее народ, тем более жестоки его нравы и тем больше жестокостей творят его представители. Когда народ этот в силе и переживает взлет, жестокость обращается на побежденных, порабощенных и завоеванных чужих. Когда народ переживает падение или катастрофу, жестокость неизбежно обращается против представителей своего же племени.

Я убежден в том, что сказанное есть правило, не знающее исключений. С этой точки зрения самым большим, а значит самым жестоким народом сегодня являются китайцы, на совести которых, кстати говоря, и полпотовский геноцид в Камбодже. В двадцатом веке особой жестокостью в Европе отличались два народа - русские и немцы, пережившие и революции, и гражданские войны и ставшие моторами двух мировых войн. Но именно на русских пало обвинение, с которого началась перестройка в умах и душах советских людей.

Зададим вопрос: можно ли подходить к жестокостям, сопровождавшим две мировые войны, разыгравшиеся на территории России, русскую революцию и Гражданскую войну, с моральными критериями народов, в войнах не участвовавших? Например, швейцарцев, шведов, датчан, канадцев или тех же янки.

Ответ понятен - нельзя. Это все равно, что пытаться измерять температуру бушующей в жерле вулкана лавы с помощью медицинского термометра, который вставляется подмышку.

Да, русские в двадцатом веке были великим, и значит жестоким народом, который постоянно воевал. В двадцать первом веке русские останутся великим, а значит жестоким народом, который обречен на то, чтобы воевать дальше.

А вот немцы великим народом перестают быть, поэтому в данный момент своей исторической жизни немцы уже не так жестоки и концлагеря законсервировали для будущих поколений немецких турков, которые будут держать в этих лагерях немецких курдов. А немецких немцев останется горстка - просто как сувенир, для экзотики, в специальных резервациях. Как индейцы в Канаде.

Этих сувенирных немцев будут показывать друг другу плодовитые мусульмане и рассказывать своим детям - вот видите, и усы у них были рыжие, и глаза голубые. И белокурыми бестиями себя называли, а остальных недочеловеками - гордились, воевали со всеми. Пока мы, турки, к ним не приехали. Жить. Навсегда.

Все более жестокими делаются янки, возомнившие себя величайшим народом мира, повелителями вселенной. И хотя янки не народ и тем более не великий, но их жестокость растет по мере того, как обесценивается их доллар.

Янки, правда, не разбивают людям головы мотыгами - их летчики уничтожают людей сверху как вредных насекомых, и пока почему-то никто в мире не называет это жестокостью. Когда кхмеры друг друга мотыгами по голове, то это ужасно, а когда янки напалмом выжгут сразу сто тысяч арабских солдат в Аравийской пустыне - то это подвиг во имя свободы.

Вернемся к русской жестокости и скажем - да, русские люди жестоки по своей судьбе, по своей истории, потому что русские великий народ, покоривший огромные суровые пространства. И если дикари Полинезии, где всегда тепло и много всего съедобного растет само по себе, почему-то до сих пор кое-где употребляют друг друга в пищу - от лени, я думаю, - то нам нужно гордиться собой уже только потому, что мы, русские, не людоеды. Что даже во времена голода людоедство в России никогда не принимало массовый характер. Хотя на Чукотке или в Сибири растет всего намного меньше, чем в Полинезии, и соблазн полакомиться ближним сильнее.

Русские сегодня переживают очередное смутное время, когда жестокость становится нормой и обращается против своих. Многие из русских не знают, кого в эти смутные жестокие времена нужно бояться в первую очередь. Ментов или братков, или азеров, или всех лиц кавказской национальности, или чеченских боевиков - и так до бесконечности. Но удивительное свойство русской души, дающее ей силу выживать там, где другие выжить не способны, заключается в том, что русский человек не склонен задавать себе такие вопросы. Он просто живет и боится конкретно того, кого имеет смысл бояться в данный момент.

По большому счету, русский человек, несмотря на ГУЛАГи, репрессии, криминальную приватизацию и разгул демократии, по-прежнему бесшабашно отважен и не боится никого, по-прежнему склонен добиваться того, чего никто в цивилизованно прогнившей Европе уже давно не добивается.

Русский хочет, чтобы боялся не он, а боялись его. Боится, значит уважает - великая русская правда.

Русская история знает эпизод, когда в начале 17 века в Смутное время, очень похожее на сегодняшний день, поляки, сгоряча захватившие Москву, стали свидетелями того, как на улицах города схватились русские между собой. В данном случае не очень важно, кто с кем и из-за чего схватился. Важна реакция поляков, которые были потрясены, впали в депрессию, уныние и ужас и твердили одно - если русские убивают друг друга с такой жестокостью, то что же они сделают с ними, с поляками?

Поляки как в воду смотрели - поубивав друг друга какое-то время, русские взялись за пришельцев, и с тех пор поляки Москву уже никогда не захватывали. А вот русские Варшаву - много раз, охотно и без большого труда.

К счастью для русских, сегодняшний мир стал более открытым и доступным пониманию - и открытость эта обязательно приведет пытливые русские умы к пониманию простой аксиомы - обвинять русского человека в жестокости все равно, что обвинять белого медведя за то, что он убивает огромного моржа одним ударом лапы.

О русской доброте

Русская доброта есть оправдание русской жестокости, неизбежной составляющей жизни любого большого народа.

Я не берусь рассуждать о том, каким другим большим и великим народам наряду с жестокостью свойственна еще и доброта. Доброту труднее искать и находить, она не так бросается в глаза, как жестокость.

Но русская доброта есть исключение, потому что в глаза бросается, она всемирно известна и бесспорна, она есть основа русской жизни, на ней стоит русское национальное сознание.

Иностранцам это трудно объяснить, но для большинства русских по сей день жизненно важно считать самого себя добрым человеком и тем более важно, чтобы добрым человеком его считали окружающие. Добрым, а не богатым.

Иностранцам недоступно даже то, что без слов понятно любому русскому, любому славянину - почему нужно обязательно делиться друг с другом едой. Это вечное и неистребимое проявление славянской души всегда ставило и ставит людей Запада в тупик - ты пришел в дом, в доме ужин, значит ты ужинаешь с нами. Немцам или, скажем шире, германцам это всегда было и остается недоступно. Они едят поодиночке, украдкой, чтобы никто не вырвал кусок, тоскливо, каждый в своей норе.

Русская доброта есть явление религиозное, есть отношение к миру, в основе которого лежит вера в счастливый исход, в возможность устроить жизнь по-доброму.

Русская доброта есть качество постоянное, это качество свойственно славянам в целом, в то время как русская жестокость проявляется во времена войн и смут и не является чертой доминирующей.

Германские народы со своим прагматизмом, рационализмом и алчностью в принципе более жестоки, чем славяне. Германский фашизм - яркая тому иллюстрация.

Граница, момент, когда русская доброта переливается в русскую жестокость и, наоборот, жестокость вдруг сменяется на доброту, есть главный вопрос русской души, постичь который умом невозможно. Но можно почувствовать.

В русском понимании большинство наших собратьев по христианской цивилизации, быть может, не так жестоки, как порой бывают русские, но и не так добры.

Здесь мы подошли к главному объяснению русской доброты в ее всемирно-историческом значении. Жестокость русских налицо - большая и заметная. Но налицо и доброта русских. А вот как дела с добротой у других больших народов?

Я не знаю, есть ли доброта у янки, самого жестокого на данный момент сообщества людей в мире, уничтожающего ради жирной черной жидкости, нефти, целые народы и цивилизации и заявившего претензии на мировое господство.

Я не утверждаю, что янки бывают только жестокими, а добрыми не бывают. Я только констатирую - жестокость янки, возомнивших о себе, что они новая суперимперия, заметна все ярче и контрастнее. Заметна всем - отчего весь мир начинает янки ненавидеть. С добротой же у янки постоянно возникают сложности - ей неоткуда взяться, нет ни исторических, ни религиозных корней, вместо которых отовсюду торчит одна голая алчность.

Крейзи эксперимент янки, которых не поворачивается язык назвать ни народом, не тем более цивилизацией, возник в результате нашествия в Новый Свет алчущих наживы бродяг со всего мира. Эти бродяги вырезали местных жителей - индейцев, а для тяжелых работ завезли, как рабочий скот, негров из Африки - на одного довезенного раба двое умерших в трюме и выброшенных за борт. И то и другое были на редкость жестокие поступки. Ни один славянский народ никогда никого не вырезал и уж тем более не привозил издалека людей в качестве рабочего скота.

Доброта янки проявлялась пока только на уровне риторики - они десятки лет кричали насчет прав человека в СССР. Когда в 1983 году был сбит корейский Боинг - жестокий поступок с нашей стороны, - появился знаменитый рейгановский слоган 'империя зла'.

Заклеймили нас янки как мировое зло, но сами мировым добром от этого не стали и каких-то заметных проявлений добра со своей стороны пока не предъявили. Стесняются, может быть.

А может быть и так, что никакой доброты у них не было и нет, что их доброта такая же маска, как их фальшивая улыбка - сплошной кип смайлинг и никакой радости в жизни. Как их американская мечта стать миллионером, которая осуществилась примерно для 10 миллионов янки. Но счастливее от этого они не стали.

Эти массы американских миллионеров состоят из людей, которые готовы задушить, расстрелять, порвать на части любого, кто покусится на их добро, на половик перед воротами дома ценой в пятьдесят центов. Но массам американских миллионеров почему-то недоступно, что если они готовы убивать за свои пятьдесят центов, то людей, готовых убивать их ради их миллионов, тоже достаточно, и будет все больше и больше. И в Америке, и тем более за ее пределами.

Рассуждения о русской доброте закончу тем, что повторю главное - русские добры, великодушны и самоотверженны во многих своих проявлениях потому, что русские религиозно верят в любовь, дружбу и доброго царя. Русская жестокость бывает так же сильна, как русская доброта, и представляет собой другой темный полюс загадочной русской души, но доброты в русских больше, чем жестокости.

При этом не исключено, что существуют в мире другие большие и великие народы, которым свойственна адекватная их доминирующей в мире роли жестокость, а вот доброта не свойственна вообще. Или доброта эта на фоне их жестокости теряется и делается незаметной. Сказанное касается не только янки, которые народом не являются, а более солидных актеров мировой истории последних ста лет. Например, китайцев, немцев или японцев.
Записан
Тулкас
Живет на форуме
*****

Рейтинг: -83
Offline Offline

Сообщений: 1228


Просмотр профиля
« Ответ #1 : 30 Января 2007, 09:00:39 »

Нэпогано. Но ИМХО категории "добро" и "зло", рассматриваемые в сей статье, субъективны. А потому вопрос "добра" или "зла" Россия просто некорректен.  :roll:
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.16 | SMF © 2006, Simple Machines
Minerva Theme | The Simple Machines Forum Directory